Главная » Статьи » Школьные статьи » Музей

Первый учитель села Нелемное П.И. Борисов

Первый учитель села Нелемное

Панкратий Иович Борисов. Это имя теперь навсегда связано с Колымой, с нашим селом, с нашей школой. В далекие 30-е годы, окончив школу второй ступени с педагогическим уклоном, приехал Борисов по направлению Наркомпроса ЯАССР для организации школ на Колыме. Распределением занимался сам нарком просвещения ЯАССР. 22 июня 1930 года в своем дневнике П.И. Борисов сделал такую запись: «Сегодня был на приеме у наркома просвещения тов. Боярышникова. Он предложил на выбор: Булун в устье Лены, Верхоянск и самый отдаленный район республики - Колыму. Я выбрал последнее. Мне дали понять, что придется быть не только учителем, но и активным проводником советской политики среди коренного населения. Выйдя из кабинета наркома с путевкой в руке, я впервые почувствовал себя взрослым человеком».

Почему Панкратий Борисов, которому было всего 18 лет, выбрал «самый отдаленный район республики», то, что было потруднее? По сути своего характера – Борисовы не боялись ни трудностей, ни тяжелой работы.

Дедушка Панкратия Иовича Борисова Фрол Матвеевич родился в центре России в Черниговской губернии в семье крепостных крестьян. В 1837 году по приказу царя Николая I жители деревень в Черниговщине были высланы в Сибирь для освоения Якутско-Охотского тракта. Фролу Матвеевичу тогда было всего 13 лет. До Байкала переселенцы шли 3 года. От неизвестной болезни и от тяжести перехода в дороге погиб прадед Панкратия Матвей Андреевич. Когда был основан город-порт Владивосток, отпала необходимость держать почтовый тракт. Людям разрешили вернуться обратно. Фрол Матвеевич к этому времени женился и решил обосноваться возле Якутска. Им отвели землю за рекой Леной. Переселенцы стали выращивать овощи и хлеб, разводить крупный рогатый скот и снабжать жителей города продуктами своего труда.

Отец П. Борисова Иов Фролович (домашние ласково называли его Ивушкой) был коренастый, плечистый, обладал большой выносливостью в физическом труде. У него от тяжелой работы никогда мозоли не сходили с рук . Иов Фролович и своим детям привил любовь к труду, научил не бояться трудностей. Сам Панкратий Иович вспоминал о своем детстве: « С семи лет начал боронить, в десять – ездил в лес за дровами, чистил хлев, в двенадцать - научился пахать однолемешным плугом, косить и сгребать сено, жать серпом пшеницу и рожь, возил снопы, в четырнадцать стоговал сено, заготавливал дрова, в шестнадцать мог сесть на любую необученную лошадь…»

Прежде чем молодой учитель по таежному бездорожью добрался до места назначения, ему пришлось испытать тяжелые лишения, преодолеть немало трудностей. В том месте, где быстрая речушка Сеймчанка впадает в полноводную Колыму, П.Борисов нашел несколько якутских семей, которые ютились в дымных юртах и жестоко страдали от угнетения богачей, холода, голода, болезней. Население было разбросано на протяжении 30-ти с лишним километров сеймчанской долины. Первым делом Борисов сделал перепись населения, всех оказалось 121 человек.

Панкратий неплохо говорил по-якутски и сумел быстро завоевать авторитет среди местного населения. Вскоре под его руководством прошли первые выборы в сельский Совет, который был назван по названию речки Сеймчанки. Из коренных жителей грамотных, умеющих писать и читать, не было ни одного человека. 1 декабря 1930 года в Сеймчане открылась первая школа на Колыме. Для начальной школы-интерната был отремонтирован бывший поповский дом из трех комнат. Из чурок сделали столы. Молодой учитель заработал мозоли на пальцах, пока подстригал своих лохматых учеников. Из куска тополя выдолбили корыто, в котором помыли 16 детей от 8 до 12 лет. 20 декабря состоялся первый урок. Шестнадцать любознательных глаз внимательно смотрели на Панкратия Иовича. Ребята не пропускали ни одного слова учителя, который объяснял им , что такое школа, для чего она. Ученики с интересом разглядывали единственный букварь на якутском языке, скрипели лебедиными перьями, окуная их в чернила, сделанные из химического карандаша. Тетрадей и бумаги не было. В поповском доме нашли бланки и царские воззвания, на обороте которых старательно стали выводить свои первые буквы первые ученики первой школы на Колыме.

Через год П.И. Борисов получает задание открыть школу у юкагиров на реке Ясачная. Когда Борисов приехал в Нелемное, то увидел всего несколько урас да 4 избушки без крыш. Школу открывать было негде. С местными жителями быстро построили деревянное помещение новой школы. Учитель сам тоже взялся за топор. Строили всем селом: кто рубит лес, кто заготавливает мох, кто кантует бревна... Строили без единого гвоздя - их не было. В проемы окон вставили ледяные пластины, навесили двери, установили железные печи, сделали столики на крестовинах, соорудили сплошные нары вдоль стен. Через две недели школа, состоящая из двух комнат, была готова. Вот что позднее вспоминал Панкратий Иович: «…7 ноября в здании школы впервые в жизни юкагиров население Нелемного собралось вместе, чтобы провести первое торжественное собрание в честь 14-ой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. 10 ноября собираю ребят и открываю в районе первую начальную школу. В школу- интернат приняли детей с реки Ясачной, из Оттур-Келя, Верхнеколымска, Кель-Зырянки. Их, первых учеников, было 27. В первый класс приняты дети и восьмилетние, и четырнадцатилетние.» Несколько строк воспоминания первого учителя нашей школы, но сколько скрыто за этими словами! Наверное, не раз ездил Панкратий Борисов уговаривать родителей отдать в школу детей, убеждал о преимуществе новой жизни. И родители поверили молодому стройному голубоглазому юноше, доверили самое дорогое что у них было – своих ребятишек.

Вот они перед ним, его ученики. Все дети одеты разношерстно: кто в сыромятных коровьих торбозах, кто в унтах. Ни у одной девочки не было сменного платья. На многих мальчиках ровдужные штанишки. Все мальчишки пришли в школу с охотничьими ножами, у некоторых были даже курительные трубки. Дети никогда не держали в руках карандаши, не видели книг, никогда не ели хлеба и овощей, не знали вкуса конфет. Панкратий Иович не мог обеспечить ребят одеждой, ее не было, а ближайший магазин был в Среднеколымске. В Нелемном было хуже с питанием, ведь юкагиры традиционно не держали скота, занимались охотой и рыбалкой, которыми едва-едва могли прокормиться их семьи. Жили очень бедно, на грани голодания. Сначала ребят кормили мясом и рыбой, была мука, когда все кончилось , питались беличьим мясом. П.И.Борисов признавался, что было очень трудно, ведь ни один ребенок не знал русского языка. Ему приходилось преподавать на якутском языке, а русский ребята изучали как предмет. Но молодой учитель видел, как стараются познать новое его ученики, как преуспевают в учебе – и это придавало ему силы. Целый год прожил он тогда без зарплаты , без никакой помощи. Его одежда износилась, тогда женщины сшили Панкратию рубашку из лозунга с не стирающими буквами. Свои воспоминания об этих знаменательных днях оставили многие ученики П.И. Борисова.

Спиридонов Спиридон Константинович рассказывал: « В школу я пришел с трубкой, ведь я курить начал с 6-ти лет. Наш учитель с пониманием относился к нам, курящим, сильно не ругал, но старался объяснить, что этого делать не следует. Объяснял Панкратий Иович очень хорошо. Я учился на «4» и «5», у меня не было ни одной «3». В каждый праздник я получал премию: конфеты, карандаш, тетради. А Егор Матвеевич (Дьячков) был отличником в нашем классе. После уроков он (учитель) играл с нами, как маленький, ведь он был молодой. Мы…катались с ним на лыжах и даже на коньках».

Михаил Михайлович Лихачев вспоминал: «В школу я пошел в 1931 году. За мной учитель сам приехал на Мамонтово, где мы жили с родными. Разговаривал (Борисов) с отцом по-якутски. Школа была новая, в ней находился интернат, был класс, где мы учились, и столовая. С начала я не понимал, что это за учеба. Во время урока я брал его за руку и уводил из класса: «Давай поиграем!». А он мне говорил: «После уроков поиграем». В школе было интересно. Мы изучали арифметику, историю, рисовали. Был у нас глобус, а карт не было… Панкратий Иович откуда-то привозил нерпичьи шкуры, из которых нам шили обувь. Однажды он привез крупные орехи (тогда я не знал что это такое), очень вкусные».

А вот воспоминания Филатовой Варвары Владимировны: « Я стала учиться у Панкратия Иовича с 1943 года. Учили нас Борисов П.И и Маликов Ф.К. Учителя были хорошие. Учиться было интересно. Мы старались учиться хорошо. Тетради нам выдавали в школе, писали железными перьями, учебники берегли. Иногда приходилось бегать в школу босиком, так как в семье не хватало одежды, обуви».

С большой теплотой и любовью вспоминали о своем учителе и супружеские пары, которые рука об руку прошли свой жизненный путь. Это Слепцова Акулина Васильевна и Шалугин Григорий Васильевич, Долганова Ефимия Павловна и Винокуров Иннокентий Петрович. Акулина Васильевна Слепцова рассказывала: «Я пошла в школу в 1937 году. Открылась дверь, вошел высокий красивый человек, посадил на короткую кровать (оказывается, это была парта) и сказал на якутском языке: «Манна эн олорон». Дал бумагу, карандаш. Так я начала учиться. Я очень любила своего учителя. Он добр ко мне, внимателен. Учеба мне доставалась легко. Быстро запоминала стихи. Однажды Панкратий Иович позвал меня и сказал: « Приехал начальник с Таскана и будет сидеть на уроке. Я хочу, чтобы он услышал как ты замечательно читаешь стихи». И когда шел урок хрестоматии, на котором сидел этот начальник, Панкратий Иович сказал: «Встаньте, Лина, прочитайте наизусть «Ямщика». А после уроков похвалил: «Молодец, не подвела!». На уроках пения учитель всегда заставлял меня петь песни. Ведь ему было известно, что я знаю много песен и люблю их петь».

«Я начал учиться у Панкратия Иовича с 1934 года, - вспоминал Григорий Васильевич Шалугин. - Учился хорошо. Меня он очень любил. Всегда гладил по голове и ласково говорил: «Мой одаренный голубоглазый юкагирчик…». За год я окончил первый и второй классы, А на второй год прошел программу третьего и четвертого классов. Таким образом, за два года я закончил четыре класса. Я очень любил своего учителя и хотел учиться в школе, но у меня уже было четырехклассное образование, а школа была начальной. Я плакал, хотел остаться в школе, не хотел расставаться с учителем. Панкратий Иович, поглаживая меня по голове, говорил: «Я добьюсь, чтобы тебя отправили учиться дальше». Но родители не дали согласие на учебу, и мне пришлось остаться помогать им. Через несколько лет Панкратий Иович позвал меня и сказал: «Ты поедешь в Магадан учиться на бухгалтера». После окончания учебы я работал бухгалтером в колхозе «Светлая жизнь». Свое обещание о моей дальнейшей учебе мой учитель выполнил».

Ефимия Павловна Долганова о своем учителе говорила: «Панкратий Иович был хороший, никогда не сердился на нас. Учил нас быть добрыми, помогать друг другу. Мы говорили на юкагирском языке, тогда по-русски не знали, поэтому учеба давалась тяжело. Но было интересно и весело». Иннокентий Петрович Винокуров дополняет рассказ своей жены: «В школу я пошел в 1937 году, моим первым учителем стал Панкратий Иович. Учился я в новой школе, где обучались четыре класса. Она была построена благодаря П.И. Борисову, который сам добивался строительства новой школы. Здание было большое. Здесь поместился интернат, столовая, кухня, учительская, зал, где проводились уроки физкультуры, комнаты учителей, где жили Борисов П.И. и Маликов Ф.К. со своими семьями. Мы любили своего учителя за его доброту и справедливость. Панкратий Иович очень много работал и учил этому нас. До обеда вел уроки в школе, а после учил колхозников вести хозяйство, производство, помогал вести бухгалтерию. Активно вел работу секретаря партийной организации».

Панкратий Иович проработал учителем 17 лет. Ряд лет занимался ликвидацией неграмотности среди взрослого населения. Одновременно вел воспитательную, агитационно-массовую, пропагандистскую работу, разъясняя преимущество коллективного ведения сельского хозяйства. В Сеймчане Борисов участвовал в организации товарищества «Кыым» («Искра») по совместному промыслу и заготовке сена.

Из Нелемного П.И. Борисов уехал в 1947 году. Потом Борисов избирался заместителем председателя и председателем Среднеканского райисполкома. Закончил краевую партшколу, работал в исполкомах Северо-Эвенска и Омсукчана. В конце концов вернулся туда, где в 30-ом году затачивал своим первым ученикам лебединые перья.

Далекая когда-то Колыма П.И. Борисову стала родной. Панкратий Иович навсегда породнился с юкагирами реки Ясачная, женившись на красавице-юкагирке Ксении Матвеевне Дьячковой. Вместе с родными сыновьями Матвеем, Василием и Григорием в семье Борисовых росла и воспитывалась как дочь племянница Ксении Матвеевны Лина, рано потерявшая мать. В доме Борисовых во время учебы в Сеймчане жили и другие племянницы Лариса, Люба, Шура. Для всех многочисленных племянников тети Ксении Панкратий Иович стал просто дядей Паной.

Борисовы были желанными гостями в Нелемном. Каждый приезд Панкратия Иовича и Ксении Матвеевны становился праздником для всего села. Сколько было радостных встреч, задушевных разговоров, воспоминаний, смеха! В какой бы дом не зашли сеймчанские гости – везде им были рады, каждый хотел побеседовать с ними, узнать новости, поделиться своими радостями. Приехали они и в год своей золотой свадьбы. Супруги думали, что просто навестят родственников, немного погостят. Но нелемчане устроили Панкратию Иовичу и Ксении Матвеевне настоящий праздник на все село. Были торжественная речь, танцы, звучали песни. Конечно, вручались юбилярам и подарки. Самым дорогим из них Панкратий Иович считал памятный диплом. На нем было написано: «Никакие трудности не смогли поколебать вашу настоящую чистую любовь. Вы жили дружно, радовались своим успехам, вместе преодолевали трудности, делили радость и горе… Отпраздновав свою золотую свадьбу, вы можете сказать друг другу: «Спасибо тебе за все, что было хорошего в нашей жизни, и за то, что еще будет!».

Всю свою жизнь Панкратий Иович Борисов посвятил для улучшения жизни людей колымского края, более 40 лет был бессменным депутатом народа в районных и поселковых Советах. На своих плечах поднимал Северо-Эвенский, Омсукчанский и Среднеканский районы. Будучи персональным пенсионером, организовал открытие сеймчанского общественного краеведческого музея, где проработал его директором до последних дней жизни.

Если бы нам пришлось перечислить все его награды и поощрения за многолетний добросовестный труд, получился бы внушительный список в несколько страниц. Из них, наверное, самые дорогие - медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годах», «За доблестный труд в ознаменовании 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», орден «Знак почета», звания «Почетный гражданин Верхнеколымского района» и «Почетный гражданин Среднеканского района».

Одна из любимых учениц П.И.Борисова Дарья Ивановна Наумова подчеркивала такую черту характера своего учителя как скромность. Несколько раз руководство Сеймчана вручало Борисовым ордер на новую квартиру, но Панкратий Иович отказывался: «Есть более нуждающиеся в улучшении жилищных условий». А старенькая квартирка Борисовых служила явочной для всех верхнеколымчан. Он был растроган до слез, когда туда на речной ракете «Заря» специально, чтобы поздравить своего Первого Учителя с 50-летием трудовой деятельности, приехала целая делегация из Нелемного - 44 человека пожилых, молодых и совсем юных юкагиров.

Панкратий Иович за всю свою долгую плодотворную жизнь не нажил никакого материального богатства: ни большой квартиры, ни дачи, ни машины. Но его доброты и душевной теплоты хватало на всех.

П.И. Борисов никогда не забывал своих учеников, очень ими гордился. «Мне приятно, что мои ученики успешно работают в разных отраслях народного хозяйства и культуры, многие из них получили высшее образование, многие уже стали пенсионерами, но работают. Это Д.Н. Данилов - бригадир коневодов, А.Н. Винокурова – работник Госплана ЯАССР, И.С. Соломова, Д.И. Наумова – учителя, Д.Г. Прокопьев – работник отделения Госбанка. Не покидают трудовой фронт и другие мои ученики, а их за 16 лет учительской работы в районе было около двухсот человек. Всех их в газетной статье не перечислишь», - так учитель написал в 1984 году в нашей районной газете. Даже тяжело болея, летом 1991 года П.И. Борисов пишет в адрес Верхнеколымского РОНО письмо с просьбой: «…Прошу вас, дорогие товарищи, поздравить моих бывших учеников с 60-летним юбилеем открытия первой школы в Верхнеколымском районе. Извините, болею, лечусь в Сеймчанской больнице, приехать не могу. Мне 14 июля исполняется 80 лет. С уважением первый учитель, почетный гражданин Верхнеколымского района П.И. Борисов».

До своего 80-летия и юбилея нелемнской школы Панкратий Иович не дожил. На 60-летие школы приехали ученики П.И. Борисова и гости из Якутска, Сеймчана, Момы, Арылаха, Угольного, Верхнеколымска, Зырянки. Юбилейный вечер был посвящен памяти первого учителя. Здесь, на юкагирской земле, 60 лет назад прозвенел обычный школьный звонок, извещая о светлых переменах в жизни коренных жителей таежного края. Его подала по просьбе своего молодого учителя маленькая девочка Лина Винокурова. Этой девочкой была известная в районе уважаемая всеми А.А. Жиркова. И снова, как много лет назад, Акулина Афанасьевна берет в руки звонок, звонкая трель которого возвращает каждого сидящего в зрительном зале в далекое школьное детство…

Нашей школе в этом году исполняется 80 лет. Из начальной школы она выросла до средней общеобразовательной. Теперь нашим детям не надо отрываться от родителей и уезжать из дома за десятки и сотни километров, чтобы окончить школьное обучение. Многие продолжают учебу, получая средне – специальное, техническое, высшее образование. Наша школа гордится своими учениками, которые уже получили признание на рабочем поприще. Есть у нас и свои школьные медалисты, и ученые – аспиранты и кандидаты наук. Не об этом ли мечтал УЧИТЕЛЬ Панкратий Иович Борисов? Его дело – служение детям избрали многие его ученики и ученики разных годов выпуска нашей школы и достойно продолжают его.

 

Чепрасова Е.И., директор краеведческого музея МОУ НСОШ им. Текки Одулока

Категория: Музей | Добавил: solntsev5705 (07.11.2011)
Просмотров: 1429 | Комментарии: 2 | Теги: П.И. Борисов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]